2. Приватизация в России: итоги и перспективы

Российская приватизация протекала в целом в рамках рассмотренных выше общих тенденций этого процесса. Вместе с тем она характеризуется и значительной национальной спецификой.

Этапы приватизации

В российской приватизации выделяются два этапа. Первый из них пришелся на 1992 г. — первую половину 1994 г. В этот период малая приватизация охватила 70% предприятий этой категории. К июню 1994 г. 85 тыс. магазинов, предприятий общественного питания и службы быта перешли в частные руки. Малые предприятия подлежали продаже на аукционах и по конкурсу. В итоге же получилось так, что подавляющее большинство из них выкупили их коллективы.

Большая приватизация на этом этапе осуществлялась преимущественно в безвозмездной форме, посредством приватизационных чеков (ваучеров). Всего было распространено среди 96% населения (в принципе право на по существу бесплатное получение ваучеров имели все граждане) 144 млн ваучеров номиналом в 10 тыс. руб., за каждый из которых взималось 25 руб. (неденоминированных). Крупные предприятия акционировались, а затем продавались в первую очередь за ваучеры и лишь во вторую — за деньги. При этом большие льготы получили коллективы предприятий, которые бесплатно или на льготных условиях могли стать собственниками от 40 до 51% акционерного капитала своих предприятий. Из 19 тыс. предприятий этой группы, которые подлежали преобразованию в акционерные общества, к 1 апреля 1994 г. ими стали 15 тыс.

С середины 1994 г. осуществляется переход ко второму этапу, когда безвозмездная приватизация была прекращена и приобретение акций приватизированных предприятий возможно лишь за деньги. К сожалению, этот этап до сих пор протекает вяло. Развертыванию его с самого начала препятствовала сложившаяся в результате глубокого экономического кризиса низкая платежеспособность населения. Как показали социологические опросы, лишь 6—7% населения РФ намерены покупать акции приватизированных предприятий. По многим причинам не проявили большой активности в приобретении таких акций российские и иностранные инвесторы.

Малая приватизация

Малая приватизация не достигла своей главной экономической и социальной цели — создать мощный средний класс, который во всех развитых странах является важнейшей опорой общества, гарантом его стабильного развития. Многочисленные проявления в РФ в пореформенный период экономической, социальной и политической нестабильности во многом являются результатом именно этого обстоятельства.

При наличии в неаграрных секторах российской экономики в настоящее время всего около 1 млн малых предприятий (по российскому законодательству к таковым причисляются в зависимости от отрасли предприятия с числом занятых, не превышающим от 30 до 100 работников) ни о каком крепком среднем классе не может быть и речи. Для сравнения отметим, что, например, в Польше данный показатель равен 2 млн. Причем в 1 млн входят не только приватизированные, но и вновь созданные малые предприятия, которых в России крайне мало.

Как известно, во всех странах с развитой рыночной экономикой именно данная группа предприятий, а не крупные фирмы и концерны, обеспечивает занятость большей части самодеятельного населения. Отсюда становится очевидным, что обостряющиеся в последние годы в РФ проблемы, связанные с безработицей, не могут быть решены или даже заметно смягчены без ускоренного развития и стимулирования государством малого бизнеса. Пока же российское законодательство, регламентирующее условия создания малых предприятий, налоговая, финансовая и кредитная политика государства скорее враждебны мелкому бизнесу, чем благоприятствуют ему.

Большая приватизация

Еще более противоречивыми и во многом негативными оказались итоги большой приватизации. С одной стороны, положительным само по себе является то обстоятельство, что к настоящему времени около 55 млн российских граждан владеют акциями. Причем 40 млн из них приобрели акции за ваучеры (как правило, посредством чековых инвестиционных фондов, число которых достигало 685). С другой стороны, и этот способ «рассеивания собственности» не привел к образованию сильного среднего класса. Эти граждане, получая от своих мелких пакетов акций доход, в лучшем случае подобный проценту по сберегательным вкладам, в отличие от мелких предпринимателей никак не влияют на эффективность хозяйственной деятельности предприятий и занятость населения.

Поскольку ваучеры (в отличие от чехословацких купонных книжек) не были именными ценными бумагами и подлежали свободной купле-продаже, значительная их часть путем перекупки оказалась в руках различного рода мафиозных структур. Это, с одной стороны, привело к резкому усилению социального расслоения общества, а с другой, что еще хуже, — способствовало быстрой криминализации российской экономики.

На основе ваучерной приватизации возникли новые формы экономической преступности. Так, всякого рода сомнительные фирмы (около 100 из них впоследствии бесследно исчезли), посулив гражданам огромные дивиденды, сумели получить в «доверительное управление» миллионы ваучеров и использовать их в своекорыстных целях. В результате 3 млн граждан был нанесен ущерб в 6 трлн руб. (тогда это соответствовало примерно 13 млрд долл.).

Весьма сомнительными оказались и льготы коллективам предприятий. Надо отметить, что такие льготы во многом оправданы тем, что большинство предприятий к моменту начала приватизации находились в сложном финансовом положении или даже были убыточными, а поэтому их акции не представляли интереса для внешних инвесторов. В то же время такие льготы явно противоречат основному принципу демократии — равноправию граждан.

Поскольку сотрудники предприятий имели право (наряду с бесплатным получением акций) приобретать часть акций со скидкой, их администрации при предшествующей акционированию оценке стоимости предприятий стремились любыми способами к занижению последней, что, как правило, удавалось сделать. К тому же та часть акций, которая при проведении приватизации продавалась на сторону, скупалась за бесценок. Соответственно бюджет недополучил крупные суммы. Только в 1994 г., с началом второго этапа, льготы коллективам предприятий при проведении приватизации последних были отменены.

Итоги приватизации

Важнейшим итогом первого этапа и в меньшей степени второго стало образование крупного частного и полугосударственного сектора, который, производя около 70% российского ВВП, безусловно доминирует в экономике РФ и является основой дальнейших рыночных преобразований.

По существу, уже на первом этапе в стране сложилась принципиально новая структура отношений собственности, не имеющая ничего общего с прежним плановым хозяйством и исключающая или, по меньшей мере, делающая крайне маловероятной возможность возврата к последнему, и в целом благоприятствующая дальнейшей рыночной трансформации. Вместе с тем, итоги осуществленной приватизации оказались далеко не однозначными и во многом негативными. Это относится как к малой, так и к большой приватизации.

Поскольку приватизация во многом носила бесплатный характер, она не сопровождалась формированием реального капитала и его накоплением, без чего невозможен экономический рост и, следовательно, преодоление экономического кризиса. Вполне закономерно, что приватизация до сих пор не стала и крупным источником пополнения госбюджета. Даже в наиболее успешном в этом отношении 1998 г. на поступления от приватизации пришлось лишь 5,1% доходной части федерального бюджета РФ.

Эволюция отношений собственности в сельском хозяйстве

В российском сельском хозяйстве преобразование отношений собственности происходит совершенно иными путями по сравнению с промышленностью и сферой услуг.

Бывшие советские колхозы, как правило, пошли по пути преобразования в общества с ограниченной ответственностью (ООО). Каждому их члену, бывшему колхознику, формально выделен земельный надел и доля в производственном имуществе ООО. Однако фактически земля и производственное имущество по-прежнему используются коллективно. Подавляющее большинство бывших колхозников остаются в ООО, считая это в условиях глубокого экономического кризиса единственно возможным способом выживания. Необходимо также отметить, что в отличие от подчиненных плановому диктату государства советских колхозов ООО являются самостоятельными товаропроизводителями, от которых целиком зависит благосостояние их членов.

Фермерские хозяйства, как правило, создаются на базе не использовавшихся ранее или брошенных сельскохозяйственных угодий. Их число в последние годы колеблется вокруг отметки 240 тыс. Они дают около 2% сельскохозяйственной продукции. Росту этого показателя противодействуют многочисленные факторы, прежде всего утрата российским крестьянством традиции частного хозяйствования в результате насильственной коллективизации 1929-1933 гг., объективные трудности выживания в одиночку вследствие необычайной дороговизны в нынешних кризисных условиях кредитов и аграрных средств производства, нехватка (или отсутствие) малой техники для фермеров, неурегулированность поземельных отношений. Так, нынешний Земельный кодекс запрещает куплю-продажу земель сельскохозяйственного назначения. Объективно сельское хозяйство РФ в обозримой перспективе должно развиваться как смешанное. Его принудительная фермеризация может стать не менее контрпродуктивнои, чем бывшая коллективизация.

Современные тенденции и перспективы

На первом этапе приватизация была проведена весьма поспешно. Это обусловило многие ее недостатки, нарушения приватизационного законодательства, злоупотребления и другие негативные явления.

В настоящее время приватизация носит постепенный и «точечный» характер в том смысле, что в каждом конкретном случае государственные органы стремятся выбирать для этого объекты в порядке очередности и народнохозяйственной целесообразности в данный момент. При этом они пытаются увязать ее с поиском «эффективного инвестора», в том числе или даже в первую очередь иностранного (вообще речь идет об увязке приватизации с привлечением иностранных инвестиций, особенно прямых), который безусловно обеспечил бы реальное накопление капитала, модернизацию производственного аппарата, увеличение или, по меньшей мере, сохранение числа рабочих мест. К сожалению, эти правильные новые ориентиры приватизации пока еще слабо претворяются в жизнь.

Как отмечалось выше, в течение всего переходного периода доля государственных предприятий в производстве ВВП в странах с переходной экономикой объективно должна оставаться более высокой, чем в развитых странах. Это в полной мере относится и к России. Однако в принципе подавляющее большинство остающихся в государственной собственности предприятий постепенно будет вовлечено в процесс приватизации. В собственности государства в обозримой перспективе будут оставаться лишь важнейшие предприятия военно-промышленного комплекса (ВПК), имеющие ключевое значение для обеспечения обороноспособности страны. Постановлением Правительства РФ от 12 июля 1996 г. определен список 480 предприятий ВПК, приватизация которых запрещена бессрочно.

Перспективы российской экономики во многом будут зависеть от того, пойдет трансформация отношений собственности только по пути приватизации большей части хозяйственного имущества, еще остающегося в госсобственности, или она будет эффективно сочетаться с созданием частного сектора, т.е. формированием новых предприятий на основе частной собственности. Конечно, речь может идти в первую очередь о создании новых мелких и средних предприятий.

Показателен в этой связи опыт китайских реформ. После их начала в 1978 г. в стране были созданы миллионы небольших частных предприятий (в том числе действующих в сельской местности волостных и поселковых предприятий), которые в настоящее время производят более 1/2 ВВП КНР.

К сожалению, как уже отмечалось выше, в России вновь созданных в пореформенный период предприятий крайне мало. Причем подавляющее большинство из них занято в сферах торговли и услуг (не столько услуг потребительского назначения, сколько риэлтерских, юридических, консультационных и т.п.). В то же время и результаты их деятельности однозначно показывают, что благодаря совершенно иной мотивации, связанной с необходимостью быстро утвердиться на рынке и обеспечить достаточную рентабельность, они за короткое время нередко добиваются заметных успехов.

Экономическое стимулирование мелкого бизнеса, активно осуществляемое во всех странах Запада, в России сегодня, безусловно, лимитируется крайне недостаточными финансовыми возможностями государства. По мере преодоления финансового кризиса стимулирование создания частного сектора должно стать одной из приоритетных задач экономической политики государства. Однако уже сегодня можно значительно улучшить правовые условия деятельности в сфере мелкого бизнеса и устранить многочисленные искусственно созданные препятствия на его пути. От создания эффективного среднего класса решающим образом зависит будущее России.


Трансформация собственности