2. Возникновение и развитие экономических связей между странами. Интернационализация, транснационализация и глобализация хозяйственной жизни

Коренная причина возникновения и развития международных экономических отношений — это различия в наделенности стран факторами производства (экономическими ресурсами). С одной стороны, это ведет к международному разделению труда. С другой стороны, разная наделенность стран факторами производства ведет к перемещению самих этих факторов между странами.

Международное разделение труда

Вследствие разной наделенности факторами производства хозяйствующие субъекты специализируются на производстве ограниченного набора продукции. При этом они достигают высокой производительности труда в ее изготовлении, но одновременно вынуждены обмениваться ею для удовлетворения своих потребностей. Вначале это разделение труда зарождается в рамках страны, затем охватывает соседние страны и, наконец, весь мир.

Международное разделение труда представляет собой специализацию отдельных стран на производстве товаров и услуг, которыми эти страны обмениваются между собой. До промышленного переворота (конец XVIII — первая половина XIX вв.) международное разделение труда базировалось на различиях в наделенности стран природными ресурсами — климатом, почвами, недрами, водными и лесными ресурсами и др. Однако затем стала усиливаться специализация, базирующаяся на различиях в наделенности стран остальными факторами производства — капиталом, трудом, предпринимательскими способностями, знаниями. Именно это сегодня во многом определяет, на производстве каких товаров и услуг для мирового рынка специализируется страна.

Так, и сто лет тому назад, и сейчас Россия поставляла на мировой рынок продукцию, производство которой обеспечивалось прежде всего обилием природных ресурсов (на их базе тогда производились и экспортировались, как уже отмечалось, зерно, лен, лесоматериалы, сейчас — прежде всего энергоносители). Однако в настоящее время в российском экспорте значительное место занимают товары, производство которых требует обилия не только природных, но и других ресурсов (например, металлы и удобрения), или же вообще мало зависит от обилия или скудости в стране природных ресурсов (вооружение).

Движение факторов производства

Странам целесообразно не только использовать изобилие одних и скудость других факторов для налаживания экспорта и импорта тех или иных товаров и услуг, но и экспортировать имеющиеся в изобилии и импортировать недостающие факторы производства. Бедные капиталом страны активно привлекают его из-за рубежа; избыточная для одних стран рабочая сила стремится найти себе применение в других странах; государства с развитой наукой вывозят технологию туда, где такой собственной технологии нет. Международное движение факторов производства зависит не только от спроса и предложения этих факторов в разных странах, но и от разной мобильности факторов, различных барьеров на пути их движения и многих других моментов, которые мешают этому движению. Тем не менее объем международного движения факторов производства вполне сопоставим с объемом международной торговли.

На этой основе строятся теории международной торговли и международного движения факторов производства, которые описаны в последующих главах учебника.

Интернационализация хозяйственной жизни. Уровень участия страны в мировой экономике

Термин «интернационализация хозяйственной жизни» означает усиление участия страны в мировом хозяйстве. Достигнутый уровень интернационализации измеряется целым рядом показателей. Какие же это показатели?

В первую очередь это показатели участия в мировой торговле. Так, часто подсчитывают экспортную квоту, т.е. отношение экспорта к ВВП страны. Этот показатель нельзя трактовать как долю экспорта во всем объеме ВВП, потому что экспорт учитывается по ценам экспортируемых товаров и услуг, а ВВП — только по добавленной стоимости. Тем не менее величина экспортной квоты говорит о важности экспорта для национальной экономики. Часто экспортную квоту исчисляют только по экспортируемым товарам (подобным образом рассчитанная экспортная квота для России в 1997 г. составила около 9%, если ВВП России пересчитать в доллары по паритету покупательной способности, т.е. с учетом цен на товары и услуги в стране — см. 37.2). Нередко исчисляют также импортную квоту, а иногда складывают вместе экспорт и импорт и соотносят эту сумму с ВВП страны, называя полученную величину внешнеторговой квотой. По данным Всемирного банка, во второй половине 90-х гг. внешнеторговая квота составила: для США — 24%, Франции — 45, Южной Кореи — 67, Канады — 76, Бельгии — 137%, т.е. размер этой квоты коррелируется с размерами внутреннего рынка страны. У России внешнеторговая квота составляет около 15—16% (если рассчитывать ВВП по паритету покупательной способности рубля).

Из других относительных показателей интернационализации на базе внешней торговли нередко рассчитывают долю импорта в розничном товарообороте, которая у России находится на уровне 40%. Наконец, иногда определяют соотношение доли страны в мировом экспорте с ее долей в мировом ВВП по паритету покупательной способности, чтобы определить, насколько активно страна участвует в международной торговле. У России этот показатель составляет 0,7 (2%:3%), у США — также 0,7(14%:21%), у Японии-0,9 (8%:9%).

Важны и абсолютные показатели интернационализации, например, стоимостной объем экспорта товаров и услуг на душу населения. У России он составляет около 700 долл., у США — свыше 3200, у Китая — примерно 150 долл.

При анализе уровня участия страны в мировом хозяйстве необходимо обращаться не только к международной торговле, но и к международному движению факторов производства. Так, показателями участия страны в международном движении капитала являются объем накопленных зарубежных капиталовложений страны по отношению к ее ВВП, объем накопленных в стране иностранных инвестиций по отношению к ее ВВП, доля иностранного капитала в ежегодных инвестициях страны, объем государственного внешнего долга страны по отношению к ее ВВП и объем платежей по обслуживанию этого долга по отношению к поступлениям от экспорта товаров и услуг.

Российские капиталовложения за рубежом большинством экономистов оцениваются в 200—300 млрд долл., что по отношению к нынешнему объему ВВП России (по паритету покупательной способности, равному примерно 1000 млрд долл.) составляет 0,2—0,3 : 1,0. В свою очередь, объем накопленных в России иностранных инвестиций составляет около 15 млрд долл., т.е. соотношение с ВВП составляет 0,01 : 1,0. Для сравнения укажем, что у США эти соотношения составляют соответственно 0,6 : 1,0 и 0,7 : 1,0. В связи с небольшим объемом иностранного капитала в России невелика и его доля в ежегодных капиталовложениях — около 5% в конце 90-х гг. (если считать только иностранные прямые инвестиции). Что касается государственного внешнего долга, то по многим развивающимся странам он превышает объем их ВВП (по некоторым — многократно), у развитых стран он незначителен, а у России составляет на начало 1999 г. свыше 141,5 млрд долл., и на его обслуживание в указанном году может уйти до 20% поступлений от экспорта товаров и услуг.

Показателями участия страны в международном движении других факторов производства могут быть доля иностранной рабочей силы в общей численности занятых или численность занятой за рубежом отечественной рабочей силы, доля иностранных патентов и лицензий в общем количестве зарегистрированных в стране патентов и лицензий, размеры экспорта и импорта технологий и управленческих услуг.

Хотя уровень интернационализации национальных экономик растет, этот процесс не идет прямолинейно. Так, уровень экспортной квоты, существовавший у США в первые два десятилетия ХХ в., восстановился только в 70—80 гг. До сих пор не достигнуто и вряд ли будет превзойдено то соотношение между вывозом капитала и внутренними капиталовложениями в ведущих странах Западной Европы, которое существовало в указанный период (например, накануне Первой мировой войны Великобритания экспортировала капитала больше, чем инвестировала у себя дома). К тому же процесс интернационализации идете различной скоростью в разных регионах. Вероятно, сейчас он наиболее интенсивен в наиболее динамичных регионах мира — Восточной и Юго-Восточной Азии.


Транснационализация хозяйственной деятельности

Уровень транснационализации национальных экономик растет в послевоенные годы во многом в результате деятельности транснациональных корпораций (многонациональных корпораций, международных монополий — ТНК). К ним относят хозяйственные структуры, которые включают родительские компании и их зарубежные филиалы. Родительской (материнской) называют ту компанию, которая частично или полностью контролирует активы других компаний за рубежом, для чего обычно ей нужно владеть не менее 10% их уставного капитала. Подобные фирмы называют зарубежными филиалами ТНК и подразделяют на дочерние компании (в них родительская компания владеет более 50% уставного капитала), ассоциированные (10 до 50% уставного капитала) и отделения.

В начале ХХ века уже существовало немало ТНК, часть из которых имела длинную историю. Однако массовым явлением, которое определяет ход экономического развития мира, ТНК становятся во второй половине ХХ века. Подавляющая часть родительских компаний размещается в развитых странах, намного меньше — в развивающихся, еще меньше — в странах с переходной экономикой (примерами могут быть «ЛУКойл», «Газпром», «АвтоВАЗ», «Ингосстрах» и другие российские ТНК). Их росту способствует быстрая интернационализация и либерализация хозяйственной жизни в большинстве стран мира, радикальные изменения в средствах связи и информации, позволяющие штаб-квартирам родительских компаний осуществлять повседнеьный контроль над хозяйственной жизнью их зарубежных филиалов.

Несмотря на все более свободный доступ их товарок на зарубежные рынки и большие возможности выбора способов выхода на эти рынки (через внешнюю торговлю, передачу технологий), ТНК предпочитают прямые инвестиции. В этом случае они получают доступ к экономическим ресурсам (факторам производства) зарубежных стран, некоторые из которых иммобильны или маломобильны (природные ресурсы, рабочая сила). Прилагая к этим экономическим ресурсам свои собственные (капитал, знания, предпринимательские способности), ТНК получает возможность в рамках всей планеты организовать ориентированную на наибольшую эффективность собственную производственную и сбытовую сеть.

В настоящее время ТНК контролируют 1/5—1/4 часть мирового ВВП, а на торговлю между родительскими компаниями и их зарубежными филиалами приходится 1/3 мировой торговли. В результате ТНК являются важной составной частью механизма мирового хозяйства, которая во многих случаях имеет собственные интересы, могущие совпадать или не совпадать с интересами других составных частей этого механизма — национальных экономик, интеграционных объединений, международных организаций. Отсюда часто настороженное отношение к ним со стороны как стран, где размещены зарубежные филиалы ТНК, так и стран, где расположены штаб-квартиры родительских компаний. Ведь собственные производственно-сбытовые сети ТНК не только содействуют развитию внешнеэкономической деятельности стран их происхождения и размещения, но и нередко оказываются неподвластными государственному регулированию со стороны этих стран.

Транснациональные корпорации — это новая сила в мировой экономике, и в настоящее время именно они являются главным двигателем интернационализации. Причем в современной внешнеэкономической деятельности доминирует уже не внешняя торговля, а организация производства товаров и услуг непосредственно на зарубежных рынках. Объем этого так называемого международного производства превышает объем мирового экспорта товаров и услуг (соответственно 9,5 и 6,4 трлн долл. в 1997 г.), а сам по себе мировой экспорт все больше становится внутрифирменной торговлей между различными подразделениями ТНК. Можно сделать вывод, что деятельность ТНК все больше превращает мировое хозяйство в единый рынок товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний.

Понятие глобализации хозяйственной деятельности

Процесс превращения мирового хозяйства в единый рынок товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний называется глобализацией. В сущности, это более высокая стадия интернационализации, ее дальнейшее развитие. Однако, когда мир был единым рынком (да и то за исключением регионов, проводивших политику импортозамещения) лишь для небольшого числа компаний, речь шла об интернационализации. Когда же мир становится единым рынком для десятков тысяч ТНК и к тому же все его регионы открыты для деятельности этого рынка, то можно говорить о новом явлении — глобализации.

Целью современных корпораций является не столько максимизация прибыли, сколько максимизация рынка. В противном случае конкуренты из других регионов могут вытеснить их не только с зарубежных, но и с национальных рынков, как это произошло в 90-е гг. со многими российскими компаниями, особенно по производству потребительских товаров. Мировые рынки многих товаров уже поделены транснациональными корпорациями в том смысле, что они присутствуют или доминируют в большинстве стран мира на местных рынках товаров и услуг. Таким образом, оборотной стороной политики максимизации рынка является ужесточение конкуренции между фирмами разных стран, в том числе и на их отечественных рынках. Это важное последствие глобализации, так оно приводит к закрытию или прозябанию многих национальных компаний, которые ранее могли рассматривать рынок своей страны как свою крепость, где им грозила конкуренция только со стороны других национальных фирм. Глобализация делает международную конкуренцию обычным явлением и на внутреннем рынке.

Понятие регионализации

Интернационализация, перерастающая в глобализацию, превращает весь мир в поле деятельности ТНК. Однако статистика показывает, что не только национальные, но и транснациональные компании тяготеют в своей внешнеэкономической деятельности прежде всего к соседним странам. Многие из них имеют дело со всеми регионами мира, но свой и соседние регионы оказываются преобладающими в их внешнеэкономических связях. Подобная внешнеэкономическая ориентация страны на свой и соседние регионы мира называется регионализацией.

Примером может быть внешняя торговля России. В 1997 г. на другие страны — члены СНГ приходилось около 22% российского экспорта и импорта товаров, на страны Европы — около 52% и на соседние азиатские страны, прежде всего Китай, — около 8%. Таким образом, более 80% внешнеторгового оборота России приходится на соседние страны и регионы, хотя наша страна активно торгует и со многими отдаленными от нее странами мира (например, на США приходилось более 6% внешнеторгового оборота России). Другим примером может быть Европейский союз, где на взаимные капиталовложения приходится более 55% всего ввоза и вывоза капитала (если судить по прямым инвестициям).

Особенности регионализации по странам и формам внешнеэкономических связей

Отмеченная тенденция является доминирующей, но не обязательной для всех случаев. Многие развивающиеся страны и государства с переходной экономикой в своих внешнеэкономических связях ориентируются на развитые страны, а не на своих соседей по региону, такие же развивающиеся или постсоциалистические страны, к тому же нередко небольшие по величине рынка. Так, во внешней торговле Африки доминирует Западная Европа (52% африканского экспорта в 1996 г.).

Подобное особенно характерно в международном движении капитала. Например, в экспорте товаров из США на другие американские страны приходится около 40%, а в экспорте прямых инвестиций — менее 1/3. Это связано с тем, что прямые инвестиции являются не только орудием сращивания экономик (как в вышеупомянутом примере взаимных капиталовложений в ЕС), но и способом проникновения на те рынки, где рост экспорта товаров и услуг сталкивается с большими трудностями (высокими пошлинами, сильной конкуренцией и т.д.). Еще более ярким примером могут быть портфельные инвестиции, ориентированные не на стратегию завоевания (удержания) зарубежных рынков, а прежде всего на доходность зарубежных ценных бумаг с поправкой на их рискованность и ликвидность: лишь 1/4 портфельных инвестиций США за рубежом размещена в остальных странах Северной и Южной Америки.

Что касается регионализации остальных форм международных экономических отношений, то надо иметь в виду следующее. Валютно-расчетные отношения достаточно сильно привязаны к торговле товарами и услугами, меньше — к движению капитала и поэтому прежде всего регионализация внешней торговли страны определяет характер регионализации валютно-расчетных отношений.

Меньше регионализация проявляется в международной торговле знаниями. Центры производства и экспорта знаний расположены преимущественно в ведущих развитых странах. Поэтому, как и сто лет тому назад, покупатели знаний ориентируются на Западную Европу, Северную Америку, а в последние десятилетия — также на Японию.

Однако потоки международной миграции рабочей силы носят преимущественно региональный характер. Так, рабочая сила из Индии, Пакистана, Йемена и Египта мигрирует преимущественно в соседние арабские нефтедобывающие страны; поляки, турки, алжирцы, марокканцы и тунисцы — в соседнюю Западную Европу. Латиноамериканцы мигрируют преимущественно в рамках своего региона или направляются в Северную Америку, а мигранты из СНГ направляются в основном в Россию.

В целом регионализация является заметным и, как полагают некоторые экономисты, все более важным явлением хозяйственной жизни мира. В качестве доказательства они приводят тот факт, что хотя международные экономические отношения в целом в последние десятилетия развиваются достаточно быстро, наиболее динамично они развиваются внутри регионов и между соседними регионами. Более того, существует точка зрения, согласно которой регионализация — это препятствие для глобализации.

Но если исходить из предположения, что в очень отдаленном будущем мировое хозяйство, возможно, превратится в единый рынок товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний, то регионализацию можно рассматривать как движение к этой цели, которое осуществляется пока в ограниченных масштабах, в рамках регионов и частично между соседними регионами. С этой точки зрения, регионализация есть не препятствие для глобализации, а путь к ней. Ведь современная регионализация, в отличие от 20—30-х гг. — это не усиление экономических связей исключительно внутри регионов и группировок (например, внутри стерлинговой зоны) за счет их ослабления с другими странами и регионами, а ускоренное развитие региональных связей при достаточно высокой динамике межрегиональных связей.

Понятие международной экономической интеграции и интеграционных объединений

Регионализация является базой для международной экономической интеграции. Этот термин означает процесс срастания экономик соседних стран в единый хозяйственный комплекс на основе глубоких и устойчивых экономических связей между их компаниями. Примером может быть стабильно идущее весь ХХ в. усиление связей американских корпораций с канадскими и мексиканскими (многие из них являются филиалами американских ТНК) или бурный рост взаимосвязей между западноевропейскими компаниями в последние десятилетия.

Интеграционным объединением называют хозяйственную группировку, созданную для регулирования интеграционных процессов между ее странами-участницами. В настоящее время в мире насчитываются десятки интеграционных объединений. В развитых странах это в первую очередь ЕС и НАФТА, в развивающихся странах — МЕРКОСУР в Латинской Америке и АСЕАН в Юго-Восточной Азии, в странах с переходной экономикой — СНГ на территории бывшего СССР, АТЭС в Азиатско-Тихоокеанском регионе (см. гл. 39).

Из определения сути международной экономической интеграции и интеграционных объединений вытекает, что последние строятся на базе глубоких и устойчивых связей между фирмами стран-участниц. Попытки создать интеграционные объединения на базе неглубоких и неустойчивых связей между компаниями стран-участниц в большинстве случаев приводили к формальному существованию этих объединений (такова судьба большинства интеграционных группировок в Африке) или к их неустойчивому развитию (примером может быть СНГ), или же вообще к их краху (например, СЭВ, созданный прежде всего из политических целей и прекративший свое существование сразу же после распада СССР). История североамериканской интеграции демонстрирует, что юридическое оформление региональной интеграции может происходить без спешки (Американско-канадское соглашение о свободной торговле было заключено лишь в 1989 г., а затем к нему в 1992 г. присоединилась Мексика, в результате чего НАФТА в ее нынешнем размере действует с 1994 г.).

В то же время пример ЕС говорит о том, что процесс быстро развивающихся связей между компаниями соседних стран можно стимулировать, если заключать и совершенствовать интеграционные соглашения между странами-участницами не по итогам, а по ходу этого процесса.

Для СНГ отсюда можно сделать вывод, что, не отрицая возможностей государственного регулирования экономических отношений в рамках этой хозяйственной группировки, ее активное развитие возможно прежде всего при условии активизации отношений между компаниями стран — участниц СНГ. Другим важным выводом для данного объединения является то, что в интеграционных объединениях активно могут участвовать страны разного экономического уровня. Так, соотношение объемов ВВП на душу населения по паритету покупательной способности между США и Мексикой составляет 3,9 : 1,0, а между Люксембургом и Грецией -~ 2,6 : 1,0. Между Россией и Таджикистаном это соотношение в 1996 г. составляло 5,4 : 1,0 (в 1998 г. оно было намного меньше — 2,6 : 1,0).

Наконец, как показывает положительный опыт региональной экономической интеграции, важной предпосылкой жизнеспособности интеграционных объединений является общность или близость культур их стран-участниц.

Понятие либерализация хозяйственной жизни

Государственное регулирование экономики на протяжении большей части ХХ в. усиливалось. Однако в последние полтора— два десятилетия наметилась обратная тенденция. Национализация сменилась приватизацией, государственный контроль над ценами ослабевает, субсидирование отдельных отраслей снижается, а деятельность транснациональных корпораций все меньше поддается государственному регулированию.

Процесс уменьшения государственного регулирования хозяйственной деятельности называется либерализацией экономической деятельности (дерегуляцией, экономической либерализацией). Различают внутри- и внешнеэкономическую либерализацию.


Внешнеэкономическая либерализация в различных регионах мира

В развитых странах внешнеэкономическая либерализация начала сменять внешнеэкономический протекционизм как главное направление во внешнеэкономической политике в 50—60-е гг. Если взять такой традиционный инструмент внешнеторгового регулирования, как таможенные пошлины, то можно убедиться, что развитые страны снизили уровень своего таможенного обложения после Второй мировой войны в несколько раз. Среднеарифметический уровень тарифных ставок на импортные товары в ведущих десяти странах Запада составлял 17% в 1913 г., 32% — в 1931 г. и 16% — в конце 40-х гг., а в 1999 г. он оценивается для США в размере 4,3%, Японии — 5,9%, ЕС — 6,6% (если же считать по средневзвешенному уровню тарифных ставок на импортные товары, то по всей группе развитых стран он оценивался в 3,9% ).

В последние два-три десятилетия активно идет процесс либерализации международного движения капитала, который также охватил прежде всего развитые страны, в результате чего в них полностью либерализован не только ввоз, но и вывоз капитала. В этой группе стран практически полностью либерализованы и валютно-расчетные отношения, а сохраняющийся валютный контроль используется преимущественно в целях получения статистических данных о движении валюты и состоянии расчетов с внешним миром. Международная передача технологий здесь если и регулируется, то прежде всего в целях избежания бесконтрольного вывоза военной технологии и товаров двойного назначения.

Ощутимые ограничения сохраняются лишь при осуществлении такой формы международных экономических отношений, как международная миграция рабочей силы. так как в развитых странах были и остаются ограничения на приток рабочей силы из-за рубежа (кроме движения рабочей силы внутри ЕС).

В развивающихся странах и государствах с переходной экономикой внешнеэкономическая либерализация началась намного позже (за исключением некоторых небольших стран, где уровень либерализации традиционно был высоким), особенно после краха модели импортозамещения. По этой причине, а также из-за желания использовать протекционистские таможенные пошлины для защиты своих неконкурентных на мировом рынке отраслей здесь уровень тарифных ставок остается выше, чем в развитых странах (в ряде случаев составляет 20—30%). Так, в России средневзвешенный уровень тарифных ставок на импортные товары колеблется в последние годы в пределах 13—14%, в Китае в 1997 г. он составлял 17% и планируется его снизить к концу столетия до 15%.

Больше ограничений в этих двух группах стран на ввоз и особенно вывоз капитала: по данным МВФ, подобные ограничения существовали в 126 из 182 странах — членах МВФ, и это были преимущественно страны развивающиеся и с переходной экономикой. Намного ощутимее здесь государственное регулирование остальных форм международных экономических отношений. Тем не менее и в этих двух группах стран уровень внешнеэкономической либерализации выше, чем он был несколько десятилетий назад, хотя, возможно, все еще ниже, чем в конце XIX — начале ХХ вв.

Сочетание либерализации и протекционизма во внешнеэкономической политике

Говоря о тенденции к внешнеэкономической либерализации, особенно во внешней торговле, надо учитывать растущий противовес ей в лице нетарифных ограничений. Квотирование импорта, антидемпинговое законодательство, правила оформления и оценки импортных товаров, технические стандарты и санитарные нормы для них являются часто более эффективным барьером на пути импорта, чем таможенные пошлины. В начале 90-х гг. под них подпадало 18% ввозимых в развитые страны товаров, особенно продовольствия, текстиля и транспортных средств. В сочетании с тарифным регулированием это дает возможность осуществлять гибкие протекционистские меры по отношению к некоторым отраслям и сферам. Нельзя забывать и о том, что во всех странах, даже развитых, для иностранного капитала существуют закрытые или ограниченные для его приложения отрасли и сферы, особенно это относится к оборонной промышленности, транспорту и многим другим отраслям сферы услуг. Можно сделать вывод, что во внешнеэкономической политике даже развитых стран либерализация сочетается с протекционизмом, хотя в этом сочетании преобладает либерализация.

Понятие открытой и закрытой экономики

Открытая экономика — это такое национальное хозяйство, где иностранным хозяйствующим субъектам открыт доступ на большинство рынков и в большинство отраслей и сфер (в закрытой экономике большинство рынков, отраслей и сфер для них закрыто). Однако в мире почти нет полностью открытых, т.е. полностью либерализованных экономик, за исключением нескольких небольших государств. Поэтому нередко говорят о более открытых или менее открытых экономиках. Так, российская экономика более открыта, чем китайская, если судить по уровню тарифных ставок на импортные товары, доле этих товаров на внутреннем рынке, степени либерализации валютно-расчетных отношений и другим показателям.

В тех случаях, когда протекционизм явно преобладает над либерализмом во внешнеэкономической деятельности, говорят о закрытой экономике. В мире их осталось немного. Это объясняется тем, что, как доказал мировой опыт, существует высокая корреляция между уровнем внешнеэкономического либерализма и темпами экономического роста. Расчеты по 117 странам мира, проведенные экономистами Гарвардского университета, показали, что там, где в последнюю четверть века проводилась политика закрытой экономики, среднегодовой прирост ВВП в расчете на душу населения составил 0,7%, а там, где придерживались политики открытой экономики, ВВП на душу был в пять раз выше.


Становление и сущность мирового хозяйства